Сказки, народные сказки, авторские сказки
 
 
Народные сказки
 
 
 
Карта сайта
Система Orphus Rambler's Top100
 




 
 
 
 
 

Комната мира



Приветствую тебя, мой дорогой читатель! Очень рад, что ты решил прочитать эту сказку. Но, если ты ищешь смешные истории, читая которые можно скоротать время, или ужасные повествования про пришельцев – ты ошибся дверью. Закрой эту книгу и никогда больше не прикасайся к ней. Найди что-нибудь другое, потому что за этой дверью совершенно другая комната.
Да-да, моя история начинается именно с двери. Обыкновенная дверь, ведущая в обыкновенную комнату обыкновенного дома, стоящего на самой обыкновенной улице небольшого городка. Но эту дверь очень боится девочка Эльза. Вообще-то её зовут Лиза, но она дочь богатого бизнесмена, а он любил называть свою единственную дочь на сказочный манер. Поэтому из уважения к главе семейства, я буду называть девочку Эльза. Тем более что совсем недавно, после долгой болезни умерла мама Эльзы. Девочке всего четырнадцать лет, и папа, чтобы отвлечь дочку от тяжелых мыслей, нанял на работу двух нянек-гувернанток. Они должны были всегда быть при девочке и придумывать всякие развлечения. Поездки, походы в музеи и театры – одним словом, развлекать Эльзу. Денег на реализацию этого плана отец не жалел. Дом и так кипел работниками. В нём было два повара, две уборщицы (дом большой), электрик - садовод, пожилая гувернантка по этикету и французскому, и учитель, который помогал Эльзе справляться с другими школьными предметами. Несмотря на такое положение, Эльза училась в обычной школе. Сам глава семейства после смерти жены ещё больше и глубже ушёл в бизнес. И дела его фирмы шли успешно. Ах, да… дверь…
Эта дверь на втором этаже дома вела в комнату мамы. В этой тихой комнате мама Эльзы проводила дневные часы. Там она принимала докторов, читала книги. Девочка знала, что маму часто беспокоить нельзя, но иногда днём она тихо проникала в её комнату, садилась у маминых ног, и клала голову ей на колени. Эльза ни о чём не говорила, ни о чём не спрашивала. Ей было приятно ощущать прикосновение маминой руки на голове. Ей было приятно слышать, как она называла её маленькой принцессой. Но с каждым днём голос мамы слабел. Эльза была взрослой и понимала, что маме становится хуже. Иногда она видела, что мама плачет. Тогда девочка брала нежную мамину руку и прижималась к ней губами….
Теперь эта комната пуста. Она закрыта, и только горничная два раза в неделю заходит в нее, чтобы убраться и полить цветы. Именно эту дверь и боится Эльза. Прошло уже полгода, а она до сих пор обходит её стороной. Но иногда ночью, когда становиться тоскливо на сердце, Эльза тихо подкрадывается к двери и замирает около неё. Ей ещё страшно. Но, как это бывает, страх побеждается иногда любопытством, иногда… не знаю, каким чувством был побеждён страх Эльзы, но однажды ночью она вошла в комнату…
В этой комнате всё было, как раньше. Полки с книгами, цветы на окнах, шторы, журнальный столик. А прямо посреди небольшой комнаты стояло большое обитое бархатом, кресло малинового цвета. С высокой спинкой и широкими подлокотниками. Эльза немного помедлила на пороге, потом тихонько закрыла дверь и подошла к этому креслу. Сесть на него она не посмела, но как раньше, опустилась на корточки рядом и положила голову на подлокотник. Ощутив щекой мягкость и теплоту бархата, ей вдруг показалось, что она чувствует запах маминых духов. На девочку снова напал страх, и она быстро выбежала из комнаты.
Сердце билось очень сильно. Аромат духов тонкой ноткой витал где-то около носа. Сон не приходил. Девочка лежала под одеялом и вслушивалась. В доме было тихо. Эльза очень переживала, что кто-то из прислуги заметил её и непременно доложит отцу, но, похоже, все в доме спали, и никто ничего не слышал.
Утром, собираясь в школу, Эльза на мгновение задержалась у двери маминой комнаты и с удивлением заметила две вещи. Во-первых, её страх исчез. Хотя и не полностью, где-то в глубине сердечка сидел маленький серый комочек, но в общем, страх уже был не такой сильный как раньше. И второе, дверь в мамину комнату была закрыта на ключ. Ключ от этой комнаты был только у горничной. Она открывала комнату только когда убиралась. Страх стал обрастать любопытством и таинственностью. По дороге в школу Эльзе уже начало казаться, что её ночной поход в мамину комнату был только сон. И всё же он казался девочке очень реальным. Особенно аромат духов.
- Да что с тобой сегодня?! – толкнула в бок Эльзу соседка.
Эльза сидела за одной партой с Диной. Они не были большими друзьями. Просто сидели за одной партой. Дина с большим сочувствием отнеслась к горю Эльзы и их отношения стали более близкими. Эльза знала, что Дина понимает её, ведь у Дины нет отца. Он исчез, когда девочке было пять лет. Мама сказала, что он уехал в другую страну и не вернулся. Мама Дины была очень известным человеком в городке. Она была директором крупной риэлтерской конторы. Её звали Ольга и про неё говорили, что если она чего-то захочет – это непременно у неё будет. Для достижения своих целей она использовала любые способы. Мелкие риэлтерские фирмы, которые были в городке, закрылись. Она смогла сманить к себе лучших специалистов и, таким образом, её фирма осталась единственной в городе. Имея юридическое образование, она стала оказывать нотариальные и юридические услуги. Ходили слухи о том, что она ведёт переговоры с какой-то крупной страховой компанией. И всё для того, чтобы заработать как можно больше денег.
На перемене Дина сбегала в школьную столовую и принесла Эльзе чашку с какао. Эльза любила какао и искренно поблагодарила Дину.
- Ну, что с тобой, Лизи? Ты сама не своя. Может влюбилась?
- Да ну, не болтай ерунды. Скажешь тоже…
Но Дина не унималась: «любовь…, зачем ты мучаешь меня…» - напевала она, и пила свой чай.
- Дина, прекрати. Я просто не выспалась. Слушай, ты умеешь сны разгадывать?
- Да, конечно. А что ты видела?
Эльза смутилась. Она ещё не думала о том, можно ли доверять Дине свои тайны, но всё же решилась.
- Слушай, - почти шёпотом сказала она. – Я была в маминой комнате…
- Ой! Правда? А ты в ней кого-нибудь видела?
- Тише. Нет, не видела. Так, зашла, посмотрела, постояла, а потом ушла. А главное – сон был как реальный. Ну, как будто это не сон.
- А что было в комнате?
- Ну… мебель всякая… та, что всегда была. Ничего особенного. Ничего нового.
- Совсем-совсем ничего необычного? Слушай, а может это был и не сон. Может, ты ночью сама пошла гулять по дому, ну и зашла в комнату.
- Да я в эту комнату днём-то боюсь заходить. А тут – ночью. И ещё знаешь… может это и не имеет значения… утром, когда я шла в школу… дверь в комнату была закрыта на ключ. … Она всегда закрыта.
- Ну… может горничная убиралась и забыла закрыть, потом, под утро закрыла, чтобы ей не попало.
Эльза отрицательно качнула головой.
- Нет. Комнату убирают только в среду и в пятницу, а вчера был понедельник. Её не могли открывать. Это строго.
- Ну… я даже не знаю что сказать…
- Ладно, ничего не говори. Спасибо за какао, сколько оно стоит?
- Да ну тебя, не мелочись. Я ж так, от души.
- Спасибо, Дина.
Зазвенел звонок, возвещающий о наступлении следующего урока. А потом был ещё урок, и ещё урок. День тянулся долго и скучно. У Эльзы полегчало на сердце, но задумчивость и некоторая рассеянность не прошла.
Вернувшись домой, она тихонько подошла к двери и проверила. Дверь в мамину комнату действительно была закрыта.
Ночь накрыла городок дождём. Капли стучали по крыше, подоконнику, и Эльзе казалось, что даже по лестнице в коридоре. Она опять не спала. Сперва она уснула, но тоскливый стук дождевых капель разбудил её. Девочка встала и подошла к окну. В сторожке у ворот горел свет.
- «Охранник, наверное, книжку читает, а может телевизор смотрит», - подумала она.
Сон окончательно покинул её, и Эльзе захотелось попить сока. Эта идея ей очень понравилась. И она тут же, накинув халат, отправилась на кухню. Идти по ночному дому было совсем не страшно – везде горели ночнички синего и зелёного цвета. В доме было совсем тихо. Напившись, Эльза осторожно стала подниматься в спальню. Около маминой комнаты она остановилась. Ей показалось, что там кто-то есть. Девочка прислушалась: дождь тоскливо и однообразно стучал по крыше, но ей снова показалось, что за дверью что-то происходит.
- «Я наверное очень глупа, если снова хочу попытаться открыть дверь», - подумала Эльза и взялась за ручку. Дверь открылась, и девочка тут же закрыла её.
-«Что это? Я же не сплю», - сердце забилось сильно, по телу пробежал холодок, она посмотрела по сторонам. – «Никого. Все спят. Наверное, мне показалось».
То ли Эльза неплотно закрыла дверь, то ли в ответ на её мысли дверь приоткрылась, и девочка решила снова зайти в эту комнату. Закрыв дверь за собою, она попыталась понять свои чувства. Было ясно, что в комнате кроме её никого нет. Но на девочку напало ощущение какой-то таинственности и загадочности. Эльза снова подошла к креслу и потрогала его. Помедлив пару секунд, она присела на краешек. Потом, подвинулась и села глубже.
- «А кресло очень удобное», - подумала она, располагаясь в нём.
Кресло действительно было очень уютным. В нём было приятно сидеть. От этих ощущений Эльза расслабилась и снова вспомнила маму. Как она сидела в этом кресле, читала вечерами или рассматривала что-то…
-«Да, а что мама рассматривала?» - подумала девочка и стала внимательно изучать комнату. Рядом с креслом стоял небольшой журнальный столик. На его полированной столешнице стояла маленькая вазочка. Эльза наклонилась и заметила под столешницей полку. Протянув руку, она нащупала там небольшую книгу. Это была не простая книга. Это был альбомчик, который мама сделала сама. На картонной обложке под прозрачной плёнкой виднелись засушенные цветы и листочки. Эльза погладила обложку рукой и почувствовала, как слезы подкрадываются к глазам. Она вспомнила, как мама любила отыскивать красивые листочки, засушивать их, а потом делать небольшие картинки. Такие поделочки она любила дарить друзьям и знакомым.
Маленькая горячая слезинка, скользнув по щеке, упала на альбом. Эльза вытерла слезы и открыла первую страничку. Там было что-то написано, но в темноте комнаты девочка не могла разобрать буквы. Слёзы хлынули из глаз. Девочка закрыла глаза руками.
… сквозь пальцы лился свет…
- «Ну вот, доревелась. Это наверное папа, или кто-нибудь из прислуги вошёл в комнату и включил свет», - подумала она. Но с ней никто не разговаривал. Девочка открыла глаза и ахнула…
Она была не в комнате. Она сидела в кресле посреди какого-то удивительного сада. Вокруг Эльзы лились чудесные ароматы цветов. В небе ласково светило солнце. Девочка смотрела во все глаза. Она знала, что не спит, но не понимала, что произошло с ней. Эльза так и сидела в мамином кресле, она даже боялась пошевелиться. Осмотревшись немного, девочка поняла, что бояться некого. Она посидела ещё немного и решила потрогать траву под ногами. Трава была самая обыкновенная. Эльза решила встать на ноги и немного пройтись.
Вся обстановка: трава, цветы, деревья, солнце придавали девочке спокойствие. Эльза ходила около кресла кругами, время от времени дотрагиваясь до него, как бы убеждаясь, что оно на месте. И всё же… в этой красоте, так внезапно окружившей её, было что-то такое «не правильное». Здесь чего-то не хватало. Эльза села в кресло и задумалась. Она снова взяла в руки альбом и решила посмотреть, что в нём написано.
«Моя милая Эльза», - было написано красивым маминым почерком, - «в моей душе мир и покой. Эти путешествия помогли мне увидеть красоту мира, в котором мы живем, и понять сложные вещи. Пусть мир будет и в твоей душе. Приятных путешествий. Мама».
Эльза захлопнула альбом, и тут же солнце померкло, вокруг стало темно. Она снова сидела в тёмной комнате, за окном была глубокая ночь, а по крыше барабанил унылый дождик. Она, как мышка, быстро и тихо пробежала к себе в комнату. Мамин альбом девочка решила взять с собой. Сев на кровать, она задумалась. Что это было с ней? Безответные вопросы огромной стаей кружились в голове. Эльза спрятала альбом под подушку и накрылась одеялом. Пока ей было ясно одно: никому об этом не нужно говорить. А погружаясь в сон, в голове мелькнула мысль ещё попутешествовать по миру в волшебном кресле.
Утром проснулась Эльза бодрая и весёлая. В школе целый день она ловила себя на мысли, что очень хотелось всё рассказать. Пришлось сдерживать себя, и это ей удалось.
Вернувшись домой, Эльза увидела в своей комнате Анну, молодую девушку, горничную. Анна была из другой страны, и договор с ней подписала ещё мама. Анна была доброй и всегда выполняла всё, о чём её попросят, даже чужую работу. Она уже перестелила кровать Эльзы и теперь протирала подоконники. Девочка метнулась к своему «тайнику», и с радостью обнаружила, что альбом на месте.
- Не волнуйтесь, мисс Эльза, я скоро закончу, – тихо сказала Анна.
- Всё в порядке, Ан, ты же выполняешь свою работу. Эльза присела на кровать с альбомом в руках и стала немного переживать, что горничная наверняка видела его, а значит, может проболтаться.
- Мисс Эльза, я тоже скучаю по Вашей маме, - так же тихо сказала горничная, - мадам была добра ко мне, даже разговаривала со мной, когда мне было тяжело. Отпуск давала…не бойтесь, мисс Эльза, я не скажу, что Вы были в её комнате. Я сама иногда захожу туда поплакать. Там спокойно.
- Ты правда никому не скажешь? – удивилась Эльза такому повороту в разговоре.
- Да. И ещё, - Анна подошла к девочке близко и перешла на шепот, - вот, возьмите себе.
При этих словах горничная достала маленький ключик и протянула Эльзе. Это был ключик от маминой комнаты.
- Откуда он у тебя? – удивилась Эльза и положила себе в карман.
- О, не подумайте ничего плохого. Просто мадам, Ваша мама, мне сама дала его когда-то. У неё был ещё один. Она меня просила заходить к ней и поливать цветы, но я думаю, что она бы очень хотела, чтобы этот ключ был у Вас.
Эльза пожала мягкую руку Анны.
- Ан, спасибо тебе. Ты даже не представляешь…
- О, у Вас альбом! Я видела, как мадам его делала, рисовала, писала и приклеивала листья. Она его делала для Вас. Я искала его, чтобы Вам отдать, но не могла найти. Хорошо, что Вы его нашли.
- Ан, перестань мне выкать. Давай будем друзьями?
- Видит Бог, я люблю Вас, мисс Эльза, но мне не положено обращаться к Вам по-простому. Не сердитесь на меня. Что нужно, приказывайте, я всё для Вас сделаю.
- Ты даже не представляешь, Ан, что ты сделала для меня.
Анна поклонилась и вышла из комнаты. Эльза достала из кармана ключ и положила его в шкатулку. Она думала, что теперь сможет в любое время проникнуть в комнату мамы, но, как оказалось потом, ключ ей не понадобился. В ближайший выходной, когда в доме было мало прислуги, Эльза решила зайти в мамину комнату. Она взяла ключ, и убедившись, что её никто не видит, подошла к двери. К её удивлению дверь была открыта. Девочка вошла в комнату.
В свете дня комната и кресло казались самыми обыкновенными. Буквально мгновение помедлив, Эльза села в кресло и закрыла глаза.
- Ну же, ну… - прошептала она.
Вдруг ручка входной двери задергалась, и из коридора послышались голоса:
- Тут закрыто! - крикнул кому-то женский голос.
Эльза обомлела. Она поняла, что дверь в комнату опять закрыта. Но, что было ещё менее приятным, - её, похоже, разыскивала прислуга по всему дому.
- Мисс Эльза! Где Вы? Вас ищет Ваш папа! – шаги и голоса стали удаляться. Эльза подошла к двери и прислушалась.
- Мисс Эльза! Где Вы? – голос горничной звучал уже на третьем этаже.
Эльза тихонько повернула ручку на двери, и дверь открылась. Девочка осмотрелась, поняла, что её никто не видит, и быстро спустилась по лестнице вниз.
На улице в беседке сидел папа. Эльза бросилась к нему, а он обнял её.
- Папа!
- Привет, принцесса! Быстро же ты прилетела. Есть разговор.
- Слушаю. Что-то важное?
- Очень. Мне надо отбыть по делам. Я улетаю в Японию на две недели.
- В Японию! Ого!
- Вот, возьми, - с этими словами отец протянул девочке пластиковую банковскую карточку.
- Зачем?
- Бери. Мало ли зачем деньги понадобятся. Может, ты вечеринку решишь устроить.
- Хорошая идея, мистер. Приглашу – ка, клоунов десяток, вот смеха будет. Пап, а может, ты не полетишь в эту Японию?
- Надо. Код на этой карте – твой День Рождения. Запомнила?
- Да.
- И ещё. Послезавтра приезжает дядя Морис. Распорядись, чтобы ему приготовили комнату. Он поживёт у нас некоторое время.
- Ой, дядя Морис! Я так рада!
- Он тоже будет рад пообщаться с тобой. Ладно, у меня мало времени. Скоро самолёт. Хочешь что-нибудь спросить?
- Да. Можно открыть мамину комнату?
- Зачем?
- Ну… мне бы хотелось самой поливать мамины цветы… ну и вообще…
- Можно. Конечно можно. У Глории ключ. Нет, ну её, Глорию. Держи, - папа достал брелок с тремя ключами.
- Держи. Этот – от моего кабинета, этот – от маминой комнаты. А этот – от старого сейфа. Пусть у тебя будут.
Эльза не верила своим ушам, своим глазам.
- Ты серьёзно? – спросила она.
- Конечно. Разве я похож на не серьёзного человека? – сказал папа и при этом скривил смешную гримасу, такую, что Эльза рассмеялась.
- Ну что Вы! Конечно, Вы – самый серьёзный человек в мире!
- Ну, самому серьёзному человеку в мире, пора на самолёт.
- Удачи, папа. Я буду очень скучать.
- Надеюсь, с дядей Морисом не очень-то заскучаешь.
Они обнялись и несколько секунд стояли вместе. К беседке подъехал чёрный «Мерседес», и водитель, открыв дверцу машины, встал рядом, ожидая дальнейших распоряжений. Из дома к беседке подошли охранник и управляющая. Получив короткие распоряжения, они ушли обратно в дом, а отец поцеловал свою принцессу, сел в машину и уехал.
Эльза смотрела вслед удаляющемуся железному коню, а когда ворота закрылись, смахнув с глаз слезинки, направилась к дому.
Обед был уже готов. Послеобеденное время было плотно распланировано. Эльза не стала сопротивляться расписанию, которое для неё составили. Её ждали: урок французского языка, конная прогулка, горячая ванна, и – самое главное – театр. Сегодня она вместе с гувернанткой и охранником шли на балет.
Вечером Эльза была усталой. Придя из театра и поняв, что расписание мероприятий закончилось, она в присутствии прислуги открыла своим ключом мамину комнату. Её душу слегка пощекотало чувство некоего превосходства. Ей понравилось ощущение от мысли, что она может делать это, и никто не может это ей запретить. В тот же вечер появилась картонная вывеска «Не входить!», которая была торжественно вывешена на дверь маминой комнаты. Несмотря на позднее время, Эльза решила посидеть в этой комнате. Она прошлась по ней, посмотрела книги в шкафчике. В основном это были романы и поэзия. Потом, девочка подошла к креслу. Обошла его, потрогала бархатную обивку спинки и подлокотников и даже понюхала, пытаясь снова поймать аромат маминых духов. Но аромата не было. Эльза села в кресло и закрыла глаза. Она снова хотела оказаться в чудесном саду, но ничего не происходило. Девочка выключила свет в комнате и повторила попытку попутешествовать, и снова безрезультатно. Эльза недоумевала, она сделала несколько разнообразных попыток: садилась в кресло с ногами, вставала около него на колени, включала и выключала свет в комнате – ничего не помогало. Но как недоумевала прислуга по ту сторону двери. Входить они не решались, но все понимали: за дверью что-то происходит.
- Мисс Эльза, у Вас всё в порядке? Вам помочь? – подала голос горничная, однако, не осмеливаясь открыть дверь.
Тут Эльза вспомнила, что она не одна в доме. Выключив свет, она вышла из комнаты.
- Всё в порядке, спасибо, - как можно спокойнее ответила она. – Я просто разглядывала комнату, книги… спокойной ночи.
- Спокойной ночи, мисс. Если Вам что-нибудь понадобится…
- Нет, спасибо. Идите спать. Комнату больше закрывать не будем.
- Да, конечно. Спокойной ночи, мисс Эльза.
Горничные стали выключать большой свет и включать ночники. Когда Эльза вошла в спальню, она вспомнила про мамин альбом. Он так и лежал в своём укрытии – под подушкой. Девочка села на кровать и достала своё сокровище. Она открыла первую страничку и перечитала послание мамы. Подумав, она тихонько открыла следующую страничку.
«Покой слаще мёда», - прочитала Эльза. На этой страничке был рисунок из разноцветного песка. Девочка закрыла альбом. Она поняла, что для путешествий нужно сидеть в кресле с альбомом.
Сон не приходил. От эмоциональных переживаний Эльза не находила себе места, она то открывала альбом, то закрывала его, прятала и доставала вновь выжидая, пока все в доме уснут. Промаявшись около часа, девочка тихо выглянула в коридор и прислушалась. Дом спал. В ночной тишине комнаты, Эльза ощутила особую торжественность предстоящего путешествия. Она знала точно, что путешествие будет.
Яркий зелёный свет залил комнату только на несколько секунд. Сквозь него проступили силуэты деревьев и кустов прекрасного сада. Под ногами появилась мягкая трава, а в лицо девочке дохнула летняя прохлада. Эльза не закрывала глаз. С восторженно бьющимся сердцем она наблюдала за превращением унылой комнаты в дивное чудо. Завершили волшебство яркое солнце, прохлада и покой, царившие в саду.
Девочка радостно осмотрелась. Ей с первого раза понравился этот сад. Неподалёку раскинуло ветки персиковое дерево с такими спелыми плодами, что аромат зрелых персиков, маняще переплетаясь с запахами цветов, стоял в воздухе. Эльза поддалась искушению. Она очень любила персики и поэтому не могла отказать себе в удовольствии отведать спелых, ароматных фруктов. Сорвав несколько крупных плодов, Эльза уселась в кресло и перевернула страничку альбома.
- Покой слаще мёда, - вновь прочитала она, с восторгом наблюдая, как сад растворяется в синем, сверкающем свете. Она не верила своим глазам. Персики не исчезли. Эльза сидела в кресле на берегу моря. Под ногами лежал белый тёплый песок, море было спокойное и синее-синее. Над головой сияло яркое солнце. Девочка обернулась и вскрикнула от радости – вдоль берега росли высокие красивые пальмы. Эльза вскочила и побежала к воде. Вода была тёплая, а море спокойное. Новое искушение лукаво подмигнуло девочке. Конечно же, она не устояла перед такой возможностью – искупаться. После непродолжительного плаванья, Эльза снова уселась в кресло и стала наслаждаться ещё одним персиком и тишиной.
- Покой… слаще мёда, - медленно проговорила она. Мысли в голове путались. Эльза доела персик, ещё раз посмотрела на пальмы, на море и перевернула страницу.
На странице среди маленьких цветов девочка обнаружила новую запись: «Величие - в малом».
Море и песок стала покрывать оранжево-жёлтая дымка. Прежде чем она рассеялась, Эльза услыхала сильный грохот. Малиновое кресло в этот раз стояло на выступе огромной скалы, высоко над землёй. Вокруг возвышались горы, а прямо перед ней с сильным рёвом и грохотом сверкал на солнце водопад. Из глубины ущелья, куда падала вода, прямо в небо поднималась яркая радуга.
- Величие в малом… - прошептала Эльза, встала с кресла и подошла к краю. – Ну и где же здесь малое?
Девочка смотрела во все глаза. Здесь всё было такое большое, величественное, яркое и шумное, что казалось, мамино изречение было не к месту. Но тут взгляд девочки упал на край обрыва. Прямо на самом краю пропасти расцвёл маленький белый эдельвейс. Подобно чистой сияющей звезде, маленький цветок качался на тоненькой ножке. Эльза присела на корточки. Среди всего этого огромного величия цветок удивил её больше всего.
- Как ты тут вырос? – спросила она у цветочка. – Наш садовник уже два года бьётся над тем, чтобы эдельвейсы прижились на наших горках. А ты… ты – чудо!
Эльза снова расположилась в мамином кресле, взяла в руки альбом и бросила последний взгляд не на огромный водопад, не на радугу или горы. Она вновь посмотрела на маленькую белую звёздочку эдельвейса, качающуюся на самом краю пропасти. Девочка перевернула страничку. Было такое ощущение, что радуга из ущелья прыгнула на неё.
На сером альбомном листе тонкие стебли и мелкие листики переплетались в орнамент, витиеватым почерком была написана ещё одна цитата: «Музыка души - в чистом сиянии».
Сперва Эльзе показалось, что она вернулась в сад, но это был совсем не сад. Огромные листья монстеры, банановые деревья, целые семьи орхидей, устроившихся у корней деревьев, доказывали, что девочка в тропическом лесу. И снова она была поражена царящей тишиной. Эльза поднялась и стала осматриваться.
-«Понятно. Вот откуда у мамы в комнате орхидеи», - подумала она, вдыхая аромат цветов. У неё слегка кружилась голова, и поэтому Эльза решила сесть в кресло и закрыть альбом. Прекрасный тропический лес погрузился в ночной сумрак комнаты. Погружаясь в сладкий сон, девочка думала о море, персиках и маленькой белой звёздочке над обрывом водопада.
Утром Эльза проснулась с ощущением, что она – повелительница мира. Её распирала радость и непреодолимое желание кому-нибудь рассказать всё. Собираясь в школу, она вспомнила о приезде дяди Мориса и попросила, чтобы Анна приготовила комнату на третьем этаже. В школе Дина не отходила от неё ни на минутку. Она, как тень, присутствовала рядом и не могла понять причину такой радости.
- Мой папа уехал в Японию на две недели по делам, - сказала она Дине, пытаясь отделаться от неё, но это не помогло.
- Ой, подруга, темнишь ты… - говорила Дина, вглядываясь в счастливые зелёные глаза.
- Ну… папа мне денег много оставил… - предприняла Эльза ещё попытку, но тоже безрезультатную.
- Лиз, меня не проведёшь. Ты что, клад нашла?
Эльза была удивлена проницательностью Дины. Она в мгновение стала серьёзной, посмотрела в карие глаза Дины и попыталась, как можно быстро решить сложную логическую задачку.
«У Дины только мама, - думала Эльза рассуждая сама с собой, - в школе у неё особых друзей нет… она ни в какие группировки не входит…», и ещё пара подобных мыслей, которые пронеслись вихрем в её голове, выдали ответ: «Попробуем рассказать».
- Дина, обещай, что никому не скажешь, - тихо сказала Эльза.
- Обещаю, - вдруг серьёзно проговорила Дина.
- Комната.
- Какая?
- Мамина комната. Она не простая. Я путешествую по разным странам.
- Подруга, ты спятила. Может спала плохо, сон был плохой.
- Клянусь! Я не вру. Хочешь – мы вместе попутешествуем?
- Как это?
- Приходи ко мне в гости. Можно с ночёвкой. Мне папа разрешил.
- Конечно, с удовольствием. И не надо было тебе всякую ерунду придумывать про путешествия, про комнату. Просто бы пригласила, а то я за тебя волноваться уже начала. Мало ли что бывает.
- Ну, договорились. Сегодня вечером. Я жду.
- Думаю – да. После школы – домой, переоденусь и часикам к семи приеду. А твой папа точно не будет ругаться?
- Говорю же тебе – нет. Он сейчас в Японии. У него там деловые встречи с партнёрами. Две недели его не будет. – Эльза вздохнула.
- Ладно, приду. Надеюсь мама не будет против, - сказала Дина, одевая в гардеробе ветровку.
Уроки кончились, и дети расходились. Эльзу как всегда ждали на улице няня и водитель. По прибытию домой, она попросила поваров приготовить пиццу и испечь лимонное печенье, потому что сегодня вечером она принимает свою одноклассницу Дину.
Ольга была взволнована. Конечно, они жили не так богато, у них был скромный дом, и не было прислуги. Она не была против дружбы девочек. Ольга считала Эльзу воспитанной и умной девочкой. А ещё ей очень хотелось самой посмотреть этот дом.
- Дина, когда будешь в гостях, веди себя прилично. Со всеми здоровайся, улыбайся даже горничным. На еду не набрасывайся, а то подумают, что ты голодная. И ещё…
- Мам, хватит! За последние полчаса, я это выслушиваю третий раз, - вскипела Дина.
- И ещё будешь слушать! В кои- то веки в гости пригласили. В этот дом я сама бы пошла посмотреть. Большой, богатый…
- Завидуешь? Мам, не переживай. Лизи – добрая и простая девчонка. Я уверена, она и тебя пригласит. Папа у неё в Японию укатил на две недели.
- Завидуешь? Ещё бы… такой бизнес… такие деньги, прибыль… я бы не прочь получить хоть кусочек от этого бизнеса.
- Но у тебя же есть своё дело, и оно не плохо движется.
- Движется…, - усмехнулась мать, - ползёт – точнее будет сказано. Я не успеваю поворачиваться. Время и мода не стоят на месте. Подрастешь – узнаешь. Так… что ты сегодня наденешь?
- Ну, не знаю…, халат, думаю, возьму с собой. Я же на ночь останусь.
- Конечно. Халат, тапки, пасту и зубную щётку - в сумку. Ты же надень это кофейное платье.
- Мам, но оно же на особые случаи. В театр там…
- Не спорь! Сейчас я его поглажу, и ты наденешь!
Дина не стала спорить с мамой, она была рада, что та ей вообще разрешила ночевать у подруги. Хотя некоторые мамины фразы насторожили девочку, однако мысль о некоторой самостоятельности и свободе от родительского контроля слегка вскружили ей голову. Ольга же даром время не теряла. Кашемировое платье не нуждалось в глажке, оно всегда было готово. Предприимчивая мама прикрепила к воротничку платья беспроводную видеокамеру.
Дина ничего не подозревала о наличии «секрета» в её платье и ровно в семь часов вечера она уже входила в двери богатого дома. А через двадцать минут в доме на другом конце города на мониторе компьютера появилось изображение, которое исправно передавала камера. Только микрофона в ней не было, так что Ольга могла только любоваться холлом, лестницами, комнатами, столовой. И ещё: камера была на спине платья, так что мама не могла видеть что делает её дочь, что она разглядывает или с кем говорит. Судя по всему, девочки бегали по дому, а Эльза любезно показывала гостье все комнаты. Так оно и было на самом деле. Но один кадр Ольга перематывала снова и снова, пытаясь понять, что произошло. Вот она видит затемнённую небольшую комнату, вот она видит малиновое кресло, потом какая-то вспышка – может, проблема камеры, и Ольга видит солнце, песок, пальмы и… море. Она опять перемотала кадр назад, но так и не поняла, что произошло.
А произошло вот что. Эльза не стала больше рассказывать Дине про путешествия. Она взяла мамин альбом и пригласила Дину посмотреть орхидеи в одной комнате. Был уже глубокий вечер. Девочки вошли в комнату, Эльза усадила гостью в кресло, уселась рядом на подлокотник и открыла страничку альбома, на которой был рисунок из песка.
- Это как? Это где мы? – вскрикнула Дина.
- Не волнуйся, это только сон, - сказала Эльза нараспев.
- Так это правда?!
- Что стоишь как вкопанная? Давай купаться!
Девочки тут же скинули платья и с радостью побежали к воде. Дина была в восторге. Она любила и умела плавать. Море было спокойное и великолепное, а Ольге некоторое время пришлось смотреть на малиновую спинку кресла, на котором, по-видимому, висело платье. Она налила себе кофе. Несмотря на позднее время, сон убежал от неё. Но вот платье зашевелилось, на мгновение мелькнуло безоблачное небо, море, пальмы. И снова малиновое кресло. Снова вспышка, как будто помехи на камере, и вот Ольга видит горы, скалы и водопад. Опять кресло, тусклая вспышка, и она понимает, что девочки в каком-то саду. Ольга снова и снова перематывает назад кадры, увеличивает, уменьшает… и не понимает, что от неё ускользнуло самое важное.
- Дина, ты любишь персики?
- Да. У тебя есть?
- Сейчас нарвём себе столько – сколько хотим! «Покой слаще мёда», - почти как заклинание прочитала она надпись на первой страничке.
- Знаешь, Лиз, я уже много что увидела сегодня. Мне немного стыдно. Я думала, что ты – вруша. А в гости к тебе поехала, просто потому, что ты – богатая, у тебя папа бизнесмен. Хотелось посмотреть на твой дом. А ты вот какая.
- Какая?
- Простая. Не задавака. Извини меня. Мне очень хочется с тобой дружить.
- А ты про тайну никому не сказала?
- Нет.
- И не скажешь?
- Нет, нет! Что ты!
- А про папу ты зря. Я его почти не вижу. Это несправедливо! Твоя мама тоже очень известна. Фирма хорошая, успешная.
- Да она успешна только благодаря строительной фирме твоего отца. Что бы она продавала, если бы твой папа не строил?
- Тогда давай кушать персики. Угощайся.
Некоторое время девочки сидели молча, наслаждаясь фруктами.
- Знаешь, - сказала Эльза, - я очень хочу найти себе подругу. Когда мама умерла, папа нанял на работу ещё гувернанток. С ними не скучно, они хорошие люди, но подружиться мне с ними не получается. Я подумала…, может ты согласишься… стать моей… подружкой. Ты ко мне всегда так относишься… хорошо.
- Лиз! Да я и мечтать не могла об этом! Конечно да! Я… я с радостью… я постараюсь быть для тебя хорошей подругой. Обещаю!
- Правда, вкусные персики, - Эльза закрыла альбом.
Над городом уже поднималось солнце, а Ольга ходила по комнате. Она пила кофе, курила, и время от времени кидалась к монитору компьютера. Камера на дочкином платье уже отключилась. У неё остались только записи. Ольга просматривала их снова и снова. Наконец она пришла к выводу, что сегодня на работу не пойдёт – возьмёт выходной, примет ванну и ляжет спать, а когда Дина придёт из школы – поговорит с ней и всё узнает.
Вечер прилетел очень быстро. Ольга заказала для Дины в ресторане несколько изысканных блюд. Сама же, медленно попивая зелёный чай, буквально «сканировала» свою дочь. То, что Дина сразу не стала матери ничего рассказывать, навело Ольгу на мысль о том, что дочка поклялась молчать своей новой подруге.
«Что ж, поиграю и я в эту игру», - подумала про себя Ольга.
- Ну, как прошёл вечер? – спросила мать.
- Нормально, - спокойно ответила Дина, накладывая себе салат.
Ольга отпила ещё глоток чая и внимательно посмотрела на дочь. В её поведении, манере, и даже голосе появилось что-то новое. Во всём были заметны штрихи независимости, взросления. Сперва Ольга хотела просто показать дочке запись на компьютере, но потом передумала, и решила «дичь не пугать».
- Как дом у Эльзы? Расскажи матери хоть что-нибудь!
- Мам, ну что рассказывать! Хоромы, дворец! Прислуга, повара…
- Повара? Что готовили?
- Да так, ничего особенного.
- Ничего особенного, ничего особенного… ничего матери не хочешь рассказывать.
- Да ты и так про всех всё знаешь!
- Конечно! Столько работы. Такие знакомства надо находить, чтобы выжить. А эти… на всём готовом…
- Да не кипятись ты! Лиза очень хорошая. Порядочная, не жадная, и вообще – простая девчонка. Кстати о тебе много хорошего говорила.
- Да, и что же?
- Ну… что бизнес хороший… что ты очень умная, красивая и деловая…, ну мам, ну правда, Лиза очень классная. Она мне дружбу предложила.
Ольга решила схитрить. Она сделала ещё глоток чая и спросила:
- А не хотела бы ты со мной немного попутешествовать?
Дина даже бровью не повела.
- Попутешествовать? Куда?
- Ну… можно слетать на море… на недельку, - Ольга вонзилась глазами в дочь.
- Пока не выйдет, - спокойно ответила Дина, - в школе новая тема, а потом две контрольные. Может, в каникулы?
Ольга признала поражение. Впервые дочь победила её в честном поединке. Но это ей даже понравилось.
- Значит, вы хорошо пообщались, - Ольга допила чай и стала убирать со стола тарелки.
- Да, мам, если ты не против. Эльза меня ещё пригласила в гости.
- Когда?
- В пятницу после школы, с ночевкой. В субботу к ней приедет в гости её дядя, мамин брат, которого она не видела лет пять. Можно я ещё к ней в гости схожу?
- Конечно. Конечно, можно.
- Ой, мама, спасибо!
- За что?
- Ну, я думала, что ты не разрешишь. Какая ты у меня хорошая!
Дина это сказала так просто и искренне, что Ольга невольно улыбнулась. Ей на мгновение показалось, что с ней говорит не повзрослевшая дочь, а маленькая Дина. Растрогавшись, она подошла и крепко обняла её.
- Конечно можно. Дружи с Эльзой, но помни: я – твоя мать. Вся я и весь этот бизнес существуют только для тебя, ради твоего счастья. А теперь отправляйся спать!
Дина поцеловала маму в щёку и убежала в свою комнату, а Ольга налила чая и направилась в кабинет. Она решила ещё раз посмотреть запись. Ольга просматривала запись снова и снова, но так и не понимала, что происходит. Её не покидало ощущение, что она что-то пропустила. Что-то очень важное. И ей пришла в голову идея «вооружить» дочку камерой снова, но на этот раз камера будет помощнее, с маленьким микрофоном и с более продолжительным временем работы. А чтобы всё это было бы менее заметно – скрыть аппаратуру в красивой брошке.
На другой день украшение было готово и приделано к платью. Ольга опять отвезла свою дочь к Эльзе, и быстро вернувшись домой, включила монитор.
В этот раз она всё видела и слышала. Девочки сидели за столом и ужинали. Ольга ликовала, ей была видна даже мелкая деталь на столе. Девочки смеялись и говорили об учителях. Потом они пошли в комнату Эльзы и стали говорить про мальчиков. И тут вдруг исчез звук. Ольга опешила. Последнее, что она услышала, были слова Дины: «Эльза, а может пора немного попутешествовать?». Эльза улыбнулась, кивнула головой, и началось «немое кино» - звук пропал. Но это было ещё не всё. Главный сюрприз был впереди. Дина очень устала в нарядном платье, и Эльза предложила ей переодеться. Так что во второй серии фильма Ольга видела темноту платяного шкафа.
А девочки, конечно же, унеслись в путешествие по миру. В этот раз они прямиком отправились на океан купаться. Им было радостно и очень хорошо.
Утром, когда Дина уехала домой, Эльза стала поджидать дядю Мориса. Ближе к обеду горничная доложила, что Ольга, мать Дины, приехала, чтобы поговорить с ней.
«Может, Дина что-то забыла», - подумала Эльза и разрешила впустить Ольгу в дом.
После недолгих приветствий, Ольга решила перейти в наступление.
- Эльза, я знаю, что вы с моей дочерью путешествуете, каким-то странным способом, не выходя из дома. Я бы хотела этот способ увидеть.
- Дина рассказала? – тихо спросила Эльза и немного похолодела.
- Нет. Она не предала тебя. Она даже не знает, что я сейчас здесь. В её платье была вставлена видеокамера. Я тоже обещаю сохранить твой секрет, если ты мне покажешь, как ты путешествуешь. Вот фотографии.
Эльза взяла несколько снимков, протянутых Ольгой. На них были пальмы, песок, персиковое дерево, и… малиновое кресло. Эльза молча кивнула головой.
- Хорошо, только ненадолго. Скоро дядя Морис приедет. Не думаю, что он хотел бы вас тут видеть.
Ольга ликовала. Сейчас ей откроется тайна. У неё вспотели руки, пока они шли в мамину комнату. К счастью для Эльзы, альбом лежал на журнальном столике рядом с креслом. Эльза решила его особенно не показывать. Ольга, увидев кресло, бросилась к нему. Она трогала его руками, обошла со всех сторон и села в него.
- Это кресло моей мамы, - тихо сказала Эльза, присев рядом на подлокотник.
- Понимаю.
- Нет, не понимаете! Мне и не надо, чтобы вы понимали. Закройте глаза.
Ольга решила не спорить с маленькой девочкой и закрыла глаза.
- Давайте договоримся: ненадолго, и только в одно место.
Это звучало как приказ, но Ольга решила не сопротивляться.
- Конечно. Но если можно – на море. Очень море люблю.
- Понятно. «Покой слаще мёда», - тихо проговорила она.
- Что? Что ты сказала?
- Ничего. Открывайте глаза.
Ольга открыла глаза и обомлела. То, что она видела на мониторе, было тусклым. Теперь она сама видела красивые пальмы, синее и спокойное море.
- О, Боже! О, Боже! – завизжала Ольга.
- Хотите поплавать? Позагорать? – Эльза была совершенно спокойна.
- Не в этот раз, дорогая, - женщина побледнела и ещё крепче вцепилась в кресло.
- Тогда домой, - сказала Эльза и закрыла альбом.
Ольга и охнуть не успела, как вокруг неё снова появились стены комнаты. От обилия впечатлений и эмоций, она не заметила альбома вообще.
Когда Ольга отъехала от ворот дома, ворота снова распахнулись, и во двор въехал чёрный «Мерседес». Из него вышел высокий мужчина лет тридцати, а из багажника уже доставали два огромных жёлтых чемодана.
- Эльза! Это ты? – мужчина протянул руки девочке.
- Дядя Морис! Как я рада!
Они вместе вошли в дом, а после того, как дядя расположился в комнате и переоделся, устроились в папином кабинете. Дядя Морис был миссионером и много рассказывал про дикие африканские племена. Эльза сидела в папином кресле, дядя Морис напротив неё, они пили чай с кексами. Эльза всё больше удивлялась тому, что дядя Морис был чем-то похож на маму. Она изучала черты его лица, и всё думала: «Можно ли ему доверять?». Наконец она не выдержала. После общения с Ольгой, ей надо было с кем-нибудь поделиться. Эльза решилась.
- Дядя Морис, вы чем-то похожи на мою маму.
- Конечно. Она же - моя сестра. Я очень любил её.
- А вы бывали в её комнате?
- Нет. А где её комната?
- На втором этаже. Там она последнее время уединялась и отдыхала. Хотите посмотреть?
- Конечно. Покажи.
Эльза была умной девочкой. Она не стала сразу говорить дяде про путешествия. Пока он ходил по комнате и разглядывал цветы, девочка взяла альбом и показала дяде Морису.
- О-о…, узнаю этот почерк. Потом напомни мне – я покажу тебе её письма, которые она мне писала в Африку.
- Мама вам писала?
- Писала, рисовала. Она любила рисовать. Вот, смотри!
Дядя открыл страницу, на которой было много мелких засушенных цветов и листочков.
- Вот эти синие цветочки я ей прислал.
- Дядя Морис, вы не находите, что эта комната немного странная?
- Нет, а что?
- Сядьте в кресло. Это мамино кресло.
Дядя послушно сел в кресло, а Эльза присела с альбомом на подлокотник, и открыла первую страницу.
- Приятных путешествий, - загадочно улыбаясь, сказала она.
Комнату охватил яркий зелёный свет, и уже через мгновение они были в чудесном саду.
- Дамы и господа! – копируя стюардесс, проговорила Эльза. – Наше путешествие началось прекрасно. Можете отстегнуть ремни и покинуть кресло.
- Эльза, где мы? Что это за место?
- Понятия не имею, но знаю точно: первое - мне здесь нравится, второе – тут безопасно, и никто не пристаёт, а третье – очень вкусные персики.
При этом она протянула дяде большой, спелый персик.
- Попробуйте, не бойтесь. Он – съедобен.
Морис откусил персик и кивнул головой.
- Действительно, вкусно. Я очень люблю персики.
- Как, и вы? И я их очень люблю!
- Не удивительно, ведь твоя мама тоже их любила. И всё же, Эльза, объясни мне, что это за место и как мы сюда попали.
- Сама не знаю. Я нашла этот альбом, а потом села в мамино кресло и открыла его. Путешествовать можно только, если открыть альбом, сидя в кресле. Каждая страница – какое-нибудь удивительное место на земле.
- Какая следующая страница?
- Моя любимая. Мама написала: «Покой слаще мёда», - Эльза улыбнулась и перевернула страничку.
- Вот это да! – воскликнул дядя.
- Тут можно купаться и загорать.
- А тут всегда день?
- Не знаю. Я тут недолго бываю.
- Как я понял: у нас дома сейчас поздний вечер, а тут, на океане, и там, в саду, – день?
- Я тоже не всё понимаю, что и как происходит. У меня такое ощущение, что я хожу по следам моей мамы. Только всё тут какое-то странное, что-то не так, а что – не пойму.
- Какая страница дальше?
- В конце несколько страниц слиплись, и я боюсь даже их трогать. А следующая – «Величие - в малом», - торжественно произнесла Эльза и перевернула страничку.
Буквально через мгновение, грохоча и сверкая на солнце, перед взором удивлённого и потрясённого дяди, предстал водопад. Над пропастью сверкала радуга, а у самого обрыва цвёл нежно-белый эдельвейс.
- Красота-то какая! – удивлённо воскликнул дядя Морис.
- Я восхищаюсь этим маленьким цветком, - Эльза присела на корточки и потрогала цветок.
- Эдельвейс? Как он тут оказался? Как он тут… Эльза, скажи, а как давно ты им восхищаешься? – дядя вдруг стал очень серьёзен.
- Наверное, чуть больше недели. А что?
- Ты права, тут что-то не так. Какая следующая страница?
Эльза присела на кресло и перевернула страницу.
- Вот, «Музыка души в чистом сиянии», - тихо прочитала она.
В одно мгновение они погрузились в прохладу тропического леса и аромат орхидей.
- Здесь очень красивые орхидеи, - сказала Эльза, не покидая кресла.
Дядя Морис только удивлённо хлопал глазами и вертел головой по сторонам.
- Здесь такие же орхидеи, как у мамы в комнате. Я думаю, мама их взяла себе отсюда.
- Дитя моё милое, - сказал дядя тревожно. – Эти цветы не должны пахнуть. Дай-ка мне альбом.
Эльза отдала дяде альбом и насторожилась. По дядиному лицу было похоже, что он не в восторге от путешествия. Он был чем-то напуган. Немного повозившись, его пальцам удалось открыть ещё одну страницу, которую Эльза раньше не могла открыть. На ней был красивый орнамент в восточном стиле, а в середине страницы была надпись: «Мудрость найдёшь везде».
- Я знаю эти слова, - сказал дядя задумчиво. – Я писал ей это из Африки. Я писал ей, что мудрость и любовь можно увидеть во всём, что нас окружает. И из всех ситуаций, даже самых трудных, можно извлекать уроки. Она немного переиначила мою фразу, а нас, похоже перенесло в пустыню.
- Действительно, похоже, мы в огромной пустыне, - удивлённо сказала Эльза.
Вокруг, куда хватало глаз, протянулись до горизонта песчаные барханы. Дядя Морис обернулся.
- Эльза! Оглянись!
Эльза посмотрела назад и удивилась. Среди безжизненных песков сверкало небольшое озеро. Оно было идеально круглое, с голубовато-зелёной водой. Вокруг озера, слегка наклонив ветви, стояли пальмы. Рядом росли несколько цветущих кустарников. Эльза была в восторге.
- Какая красота! – воскликнула она. – А в чём же мудрость? – Эльза взглянула на дядю и обомлела.
Дядя Морис стоял бледный и напуганный.
- Что с вами? Дядя Морис, что с вами?
- Немедленно уходим отсюда, - прошептал он.
- Но дядя, тут ещё есть одна страничка. Давайте её откроем.
- Дома, давай дома, - прошептал дядя.
Эльза послушно присела на подлокотник кресла и закрыла альбом. Тут же они оказались в комнате. За окном была уже ночь.
- Никаких путешествий, Эльза! Пообещай мне.
- Хорошо. Я обещаю. А в чём дело?
- Завтра выходной, давай завтра поговорим. А сегодня спать, и никаких путешествий.
Эльза ничего не понимала, но она чувствовала, что дяде можно доверять. Придя в комнату, она села на кровать и стала перелистывать страницы альбома. Она хотела ещё что-то прочитать или понять некий тайный смысл слов, написанных на страницах. Но вот её пальцы смогли открыть ещё одну страничку. Под прозрачной плёнкой на листе красовались маленькие розовые цветы в виде сердца. Тут ещё были маленькие засушенные зелёные листочки. И надпись.
- «Любовь всегда права», - прочитала Эльза.
Девочка закрыла альбом, хотя очень хотела посмотреть то место, в которое привела бы её эта надпись. Разные мысли закружились в её голове, а к глазам подкатились слёзы. Эльза легла в кровать, закрылась с головой и дала волю чувствам:
- Любовь права… любовь права… мама умерла, и где тут хвалёная любовь! Отец с головой в работе своей… где тут можно найти любовь или мудрость!
Слёзы лились из глаз девочки.
- Завтра, завтра. Я не отстану от вас, дядя Морис, пока вы мне всё толком не объясните… всё объясните…
Эти мысли принесли девочке некоторое успокоение, и она уснула.
Утром Эльза проснулась в бодром настроении. Спустившись на кухню, она увидела дядю Мориса. Он пил кофе и читал книгу. Около стола суетилась Анна.
- Доброе утро, мисс Эльза, - сказала Анна. – Что желаете на завтрак: кофе или фруктовый чай?
- Доброе утро, Анна. А не приготовишь ли для меня чашечку горячего шоколада?
- Конечно приготовлю, мисс. С чем будете пить шоколад?
- М-м-м, пару круассанов с джемом.
- Сейчас всё будет готово.
Анна принялась готовить шоколад, а Эльза присела за стол.
- Доброе утро, дядя Морис.
- Доброе утро, Эльза. Как спалось?
- Хорошо, спасибо. А что вы читаете?
- Библия. Это Слово Божье, дитя моё. Каждое утро я читаю Библию.
- Ого! Каждое утро вы читаете одну и ту же книгу? Вам это интересно?
- Конечно. Сегодня я вновь перечитал историю о том, как Иисус воскрес из мёртвых. Его друзья скорбели о Нём, считали Его мёртвым. Но Он воскрес, и этим показал Свою силу и Свою любовь.
- Хватит о любви. Мне её вчера хватило. Там, в альбоме про неё мама написала.
- Ты путешествовала?
- Нет. Я же обещала.
- Молодец. Давай поговорим у меня в комнате. Бери свой шоколад, круассаны и пойдём пообщаемся. Анна, будьте добры, приготовьте мне ещё чашечку хорошего кофе, и принесите в мою комнату.
- Конечно, мистер Морис, - приветливо ответила Анна.
Войдя в комнату, Эльза расположилась на мягком диване, дядя Морис сел в кресло.
- Эльза, дорогая, сперва я хочу тебе отдать все подарки и сувениры, которые я привёз из Африки.
С этими словами дядя открыл большой чемодан, который стоял около дивана.
- Здесь много всякой мелочи и безделушек: циновочки из кокоса, одежда и украшения африканцев. Но одну вещь я хочу тебе представить особо. Вот, смотри.
Дядя Морис достал из чемодана предмет величиною с большое блюдо, завернутое в ткань, и стал разворачивать его.
- Это настоящая маска, которую носил главный колдун одного из племени. Этот колдун подарил мне на память её, когда уверовал в Бога. Он отрёкся от злых духов, которым поклонялся, покаялся и крестился.
Девочка увидела эту маску. Она была большая и чёрная с белыми и красными рисунками. Эта маска была похожа и на лицо человека, и на морду обезьяны.
- Жуткое зрелище, - проговорила Эльза и взяла маску в руки.
На некоторое время наступила тишина. Эльза пила шоколад, а дядя Морис копался в большом чемодане. В дверь постучали. Это пришла Анна. Она поставила на стол чашку кофе и тарелочку с кокосовым печеньем. Узнав, что от неё больше ничего не нужно, удалилась.
- Вот, нашёл, - сказал дядя, вставая с колен и усаживаясь рядом с Эльзой.
- Что это?
- Это – письма твоей мамы. Она писала мне не так часто, но её письма всегда были большими и подробными.
- Это хорошо, но я думала, что мы поговорим с вами о… путешествиях.
- Да, именно поэтому я и достал эти письма. Посмотри. Моя сестра – твоя мама, не только писала, но и рисовала, - на этих словах он развернул одно письмо, и Эльза от удивления открыла рот. В конце письма, обычной ручкой был нарисован цветок.
- Узнаёшь? – спросил дядя.
- Это же эдельвейс, - удивлённо произнесла Эльза.
- А это? – дядя Морис показал другой рисунок.
- Это – персиковое дерево в саду.
- А вот ещё, смотри.
У Эльзы перехватило дыхание. На тетрадном листе было нарисовано несколько пальм около моря.
- Это так похоже…
- Это ещё не так узнаваемо, - проговорил дядя. – А вот это! – и он показал ещё рисунок.
- Это же оазис в пустыне. Тот, в который мы в конце попали. Там на странице что-то про мудрость было написано.
- А сколько рисунков я не взял с собой!
Дядя Морис покачал головой и сел в кресло.
- Я долго не спал. Всё думал о том, что я увидел в этих путешествиях. Сперва меня удивило, но потом, в какой-то момент, мне показалось, что я это уже где-то видел. Когда я увидел пальмы – заподозрил неладное. Потом эдельвейс…
- А что эдельвейс?
- Ничего. Просто этот цветок не цветёт долго. И всегда имеет несколько соцветий. А ты ничего странного не замечала?
- Нет, но мне всегда казалось, там что-то не так, но я не понимала. А вы, вы поняли?
- Да. Эльза, в том мире, где мы были, нет жизни. Ни птиц, ни зверей, ни насекомых. Уж казалось, в море должна быть рыба, над морем чайки. Но их там не было.
- Точно! Это меня и поражало – полная тишина. Ни пчёл, ни пенья птиц, даже бабочек не было.
- Я много думал, и пришёл к выводу: миры, в которых мы были, созданы воображением твоей мамы.
- Как это? А персики? Я переходила из сада к морю, потом к водопаду, а персики не исчезали.
- Они исчезли бы, если бы ты попыталась принести их сюда.
- А орхидеи? Красивые орхидеи в комнате мамы. Я уверена, что она их принесла оттуда.
- Нет. Она их перенесла туда. В своём воображении она им добавила аромат, которого эти цветы по природе не имеют.
- Так как же этот мир существует? Бред какой-то.
- Я не знаю, какая сила держит миры, созданные человеком, которого уже нет. Поэтому считаю, что находиться там опасно. Когда увидел оазис, на меня как озарение нашло.
- Да, вы даже побледнели. Жаль, что больше я не смогу попутешествовать. Знаете, дядя Морис, я вам признаюсь. Мне казалось, что я иду по маминым следам, и вот-вот её увижу. Я думала, а вдруг, она не умерла, а… спряталась…, заблудилась…, и не может вернуться…, переживает, и… любит меня… Скажите, я – глупая?
- Нет, милая. Ты не глупа. Ты – человек с любящим сердцем. А любовь всегда права. Да, мамы нет, но она живёт в твоём сердце, в твоей памяти. А это важно.
- Дядя Морис, а давайте пойдём в парк на аттракционы, а потом в какой-нибудь ресторанчик – пообедать.
- А у нас есть деньги?
- Снимем в банкомате, сколько надо, - Эльза улыбнулась и помахала пластиковой карточкой.
- Что ж, хорошая идея. Может, возьмем кого-нибудь?
- Я бы взяла Анну.
- Идёт.
Сборы были недолгие. Чёрный «Мерседес» был готов к отправлению. Зайдя в банк, Эльза немного удивилась высвеченной на экране суммой – она была не маленькой. Сняв необходимую сумму, девочка вышла из банка, а через несколько секунд была почти уверена, что ей всё показалось.
День проходил насыщенно и ярко. Эльза каталась на аттракционах то с дядей, то с Анной. Им было очень весело. Выходные пролетели быстро.
Понедельник начался скверно. И не потому, что лил противный моросящий дождь. Утром Эльзу разбудила взволнованная Анна.
- Мисс Эльза, вставайте. Там люди пришли.
- Какие ещё люди? – потягиваясь, проговорила Эльза.
- Плохие люди. Несчастье пришло в наш дом, но я вас не оставлю. Мне не надо денег. Я просто буду рядом с вами.
- Что? О чём ты говоришь?
- Ах, мисс Эльза. Там пришла Ольга, а с ней судебные приставы и городской прокурор, и ещё кто-то в форме.
- Ан, что случилось? – Эльза окончательно проснулась.
- Я не знаю точно. Ваш дядя уже в гостиной общается с ними. Знаю только, что большая часть прислуги и все охранники ушли, а вас никого из дома сегодня не выпустят.
У Эльзы похолодело внутри. Дрожа всем телом, она оделась и спустилась в гостиную. За столом сидел совершенно серьёзный дядя Морис и листал какие-то бумаги. Рядом, за столом сидели Ольга и старший прокурор города. Начальник полиции и приставы стояли у входа.
- Да - а, я вижу, вы время не теряли, - сказал Морис, перебирая бумаги.
- Я никогда ничего не теряю, - холодно ответила Ольга, - бизнес, понимаете, вертеться надо.
- Что вы тут делаете? Что произошло? – спросила Эльза.
- Девочка моя, это какое-то недоразумение, - пробормотал дядя Морис.
- Нет, это не недоразумение, - сказал грозным голосом прокурор.
- Это конкретные и доказанные нарушения закона, - сквозь зубы сказала Ольга.
- Я ничего не понимаю, - со слезами сказала Эльза, - папы нет, он ещё не приехал. Какие нарушения? Он что, кого-то убил?
- Твоего папу уже ждут в аэропорту с наручниками! - крикнула Ольга.
- Как? За что? Дядя Морис, скажите хоть что-нибудь, - Девочка обессиленно села на стул.
- Милая, я сам не знаю. Тут, в бумагах сказано, что все банковские счета фирмы арестованы. Руководство фирмы обвиняется в крупном мошенничестве. Директор, уклоняясь от дачи показаний, сбежал в другую страну.
- Он не сбежал! Он в командировке! – крикнула осипшим голосом Эльза.
- Ха! Наивная! – крикнула Ольга и рассмеялась.
- Милая девочка, - сказал прокурор, - я понимаю, вы не в курсе некоторых тонкостей бизнеса, но дело в том, что в офисе фирмы документально не подтвердили отъезд директора – вашего папы, в командировку. А значит…
- Это ничего не значит! Дядя Морис, пойдёмте отсюда. Пусть они тут сидят. Я не хочу их видеть.
Эльза встала и пошла в папин кабинет. Дядя последовал за племянницей. Уходя, он обернулся, и как можно спокойнее сказал:
- Надеюсь, это ошибка, недоразумение, которое скоро разрешится. Но я бы попросил вас говорить с Эльзой мягче. Она ведь ребёнок, вы можете её напугать.
- Ничего, - огрызнулась Ольга, - пусть знает, что её папаша - уголовник.
- Это ещё не доказано, - сказал Морис и ушёл.
В кабинете Эльза дала волю слезам. Дядя Морис обнял её и посадил на диван. Ему самому было не по себе. Он прижал головку Эльзы к своей груди и стал гладить её. Вдруг они услышали шаги и громкие голоса в гостиной. Девочка перестала плакать, как будто понимала, что сейчас они могут услышать что-то очень важное.
- Вы всё проверили? – спросил один голос.
- Да. Ничего нет! – ответил другой.
- Как ничего? – крикнула Ольга.
- Ничего. Счета пусты. Денег на счетах фирмы нет.
- Не может быть, - сказал прокурор.
Слышимость в кабинете была неплохая. Эльза и дядя Морис затаили дыхание. Было слышно, что Ольга вне себя от ярости. Её каблуки сильно стучали по паркетному полу гостиной.
- А вы хорошо проверили? Может какие-нибудь переводы были? – спросил прокурор.
- Слушайте, вы! – Ольга взвизгнула, - я не хочу потерять ни цента! Я слишком долго шла! Выверните всё, переверните, выпотрошите эту фирму, но достаньте мне все её деньги!
- А мог он открыть счёт в другой стране, - заговорил спокойно прокурор, - в России, например?
- Вряд ли, такие операции фиксируются особой службой. У этой фирмы нет счетов за границей. Но, думаю, надо ещё покопаться. Может, что и найдём.
- А может, он всё обналичил? – спросила Ольга, - может, у него все деньги дома хранятся?
- Деньги со счёта не обналичивались. Все работники получают зарплату на карточки.
- Ну и как они получают, если денег нет на счёте?
- Как раз последние банковские операции: налоги и зарплата – всё под «ноль». На счетах – ни цента.
- Ищите! - приказал прокурор.
Опять послышались шаги. Эльза поняла, что люди ушли.
- Девочка моя, не бойся! Эти люди нечестно поступают, - сказал Морис и попытался улыбнуться.
- Мой папа – не уголовник, - тихо сказала Эльза и ещё крепче прижалась к дяде.
В дверь тихо вошла Анна. Она принесла кофе, фруктовый чай и печенье. По её глазам было видно, что она тоже плакала.
- Спасибо, Ан, - сказала девочка и обняла горничную.
- Что вы, мисс, не надо. Я думаю – всё будет хорошо. Они сидят в гостиной. Хорошо, что по дому не ходят, не воруют. Особенно Ольга.
- Я знаю, ей нужна мамина комната, но думаю, она решила весь дом прибрать к рукам, - тихо сказала Эльза.
- Попробую приготовить вам что-нибудь на обед, - и Анна также тихо вышла из кабинета.
- Дядя Морис, мне кажется, я знаю, где деньги фирмы, - сказала Эльза.
- Где?
- Помните, я снимала деньги в банкомате? Я тогда подумала, что мне показалось. – Эльза перешла на шёпот. - Эти деньги на моей карточке.
- А где она?
- Сейчас принесу.
Эльза как мышка выбежала за дверь и бесшумно пробежала по коридору в свою комнату. На столике рядом с кроватью лежал мамин альбом и небольшое кожаное портмоне. В нём-то и лежала пластиковая карточка и ключи, которые оставил папа. Также бесшумно, Эльза вернулась в кабинет. Ей даже на мгновение показалось, что она играет в шпионов.
- Вот, смотрите, - Эльза протянула дяде карточку.
Пока она бегала к себе в комнату, дядя Морис включил компьютер на столе и вошёл в программу «Банк-Клиент».
- Надо ввести номер карты, - сказал дядя и стал набирать цифры.
- А это можно сделать и тут, в кабинете? – удивилась Эльза.
- Любые банковские операции можно сделать, не выходя из кабинета, если знаешь пароль.
- Я знаю.
- Вводи.
Эльза ударила по нужным клавишам, и на экране появилось окно с данными.
- Ого! – удивился дядя Морис, - а тут у тебя не мало. Да, я думаю, это и есть деньги фирмы.
Дядя стал щёлкать клавишами, появлялись окна с операциями, которые проходили по счёту.
- Теперь понятно, почему этот счёт никто не замечает. Он – основной. Это с него деньги переводятся на другие счета, чтобы платить зарплату и налоги, - сказал потрясённый дядя Морис.
- Не понимаю, - Эльза присела рядом и стала всматриваться в экран.
- Что непонятного. Твой счёт – основной, главный. Он оформлен как наследство и до совершеннолетия его никто не обнаружит.
- Его что, другие не видят? – удивлённо спросила Эльза.
- Нет, видят. Но только как детский или какой-нибудь благотворительный. Он не привязан юридически к фирме. А что у тебя ещё в портмоне лежит?
- Вот, ключи.
- Какие ключи? От каких дверей? – спросил дядя.
- Этот – от папиного кабинета, этот – от маминой комнаты, а этот – от какого-то старого сейфа.
- Сейфа? Какого? Где он? Может тут где есть?
- Не знаю. За картиной у папы есть сейф, но там нужно два больших ключа. Этот не подойдёт.
- Эльза, у меня в комнате, в той, которую вы для меня приготовили, стоит старый небольшой сейф.
- Наверное – он. Давайте попробуем открыть, - предложила Эльза.
Девочка и дядя Морис тихо вышли из кабинета, и пошли на третий этаж, в комнату дяди. Было слышно, как в гостиной Ольга разговаривала с прокурором и приставами. Войдя в комнату и радуясь, что им никто не мешает, Эльза бросилась к сейфу. Ключ подошёл, и дверца открылась. За ней была ещё одна дверца с четырьмя колёсиками.
- Ну вот, - вздохнул дядя Морис, - нужен код.
- Кажется, я его знаю, - сказала девочка, и поставила дату своего рождения.
В замке что-то щёлкнуло, и дверца открылась. Внутри сейфа лежали бумаги. Дядя взял их, сел на диван и стал разглядывать. Эльза следила за выражением его лица. Из угрюмого, уставшего оно на глазах становилось радостным и сияющим.
- Она никогда не получит фирму, - тихо сказал он.
- Что? Что вы там прочитали? – взволнованно спросила Эльза.
- Ты – хозяйка и единственный владелец фирмы! Твой папа – временно управляющий. До твоего совершеннолетия, а там…
- Я – владелец фирмы? – удивилась Эльза. – Как это?
- Эта строительная фирма принадлежала твоей матери, и она завещала её тебе, но пока тебе не исполнится восемнадцать лет, все дела фирмы ведёт твой папа.
- Вот это да!
- Поэтому они и счёт не найдут. Его давно открыли – одиннадцать лет назад.
- А это ещё не всё. Тут есть акции на юридическую фирму, - дядя Морис стал перелистывать бумаги, - а, ну вот и договор. Так… двадцать пять процентов акций фирмы какого-то Джима Вудса. Теперь понятно. Это, случайно не Ольгино юридическое агентство?
- Наверное. Вудс… фамилия знакомая, - тихо сказала Эльза и задумалась.
- Твой папа, наверное, дружил с этим Вудсом. Он был соучредителем его фирмы, - сказал Морис.
- Вот это да! – повторила девочка тихо, - у меня голова кругом идёт.
- Эльза, давай спрячем эти бумаги. В сейфе им сейчас самое место. И ещё, давай вернёмся в кабинет, может, удастся ещё что-нибудь услышать.
Эльза согласно кивнула головой. Дядя Морис закрыл сейф, и они вернулись в папин кабинет. День двигался к концу, но никто из незваных гостей не уходил. Напротив: Ольга расположилась в комнате на первом этаже, прокурор с помощником – в гостиной, полицейский с двумя приставами – в холле. Дядя Морис, пожелав Эльзе и Анне спокойной ночи, пошёл к себе в комнату, а Эльза – в свою спальню. Анна принесла раскладушку, и тоже расположилась в спальне Эльзы. Девочка была этому только рада. Полночи она разговаривала с добродушной горничной про маму и листала альбом.
Утро опять началось тревожно. Эльзе впервые не хотелось, чтобы папа возвращался из командировки. Анна приготовила завтрак, и девочка поела у себя в спальне. После завтрака Эльза пошла в папин кабинет. Дядя Морис был уже там. Он выглядел взволнованно.
Из гостиной доносились разговоры. Эльза прислушалась. Было похоже, что Ольга чем-то недовольна.
- Я этого не потерплю! – кричала она.
- Потише, не надо кричать, - говорил прокурор.
- Это так нельзя оставлять! – не унималась она.
- Мы работаем, - ответил Ольге другой голос. - Не переживайте, всё будет сделано хорошо. Его адвокат не сможет помочь ему.
- А сколько будет?
- Ну - у… лет десять.
- Мне надо больше, - вскипела Ольга. - Господин полицейский, нет ли какого нераскрытого дельца.
- Да полно, - усмехнулся начальник полиции.
- Вот и славно, - злобно выговаривала Ольга. - Завтра нераскрытых дел станет меньше… ещё лет на десять. Ему ввек не выбраться из тюрьмы!
Эльза побледнела.
- Дядя Морис, они на папу хотят чужое зло повесить, - и она снова заплакала.
Тут в дверь вошла Анна.
- Мисс Эльза, к вам пришла девочка. Её никто не видел. Я её с заднего входа пустила.
Следом за Анной в кабинет вошла Дина. Вид у неё был такой, как будто её долго били.
- Привет, Эльза! – сказала она и зарыдала.
Эльза опешила. Она не знала что делать. Она злилась на Дину, но понимала, что Дина тут ни при чём. Немного поколебавшись, Эльза обняла подругу, от чего та заплакала ещё больше.
- Тише, твоя мать услышит, - шепнула Эльза.
- Она мне не мать! – резко ответила Дина.
- Пойду - ка я приготовлю для вас что-нибудь, - сказала Анна и вышла из кабинета.
- Дина, присядь. Что ты сказала? – спросила Эльза и усадила подругу на диван.
Дина села и начала говорить.
- Позавчера мама… то есть, Ольга сказала, что уезжает на неделю в командировку в другой город. Она уехала, а со мной осталась её подруга. А вчера днем, когда я гуляла в парке, ко мне подошла ваша Глория.
- Наша повариха? – спросила Эльза.
- Да. Она сказала, что Ольга у тебя дома. Я удивилась, и тут она мне рассказала, что Ольга мне не мать. Она переехала сюда из другого города. Уже со мной. А меня удочерила, когда я была совсем маленькой. В том городе у неё история приключилась такая, что пришлось бежать оттуда. Любила она тогда одного человека, замуж собиралась. Врачи ей сказали, что у неё детей никогда не будет. Когда жених узнал об этом – бросил её. Тогда она меня и взяла. От меня мать ещё в роддоме отказалась.
- Постой, а Глория откуда это знает?
- Мир тесен, подруга. Глория из того же города, что и Ольга. Дело с её любовью было громкое. Она любила сына мэра и даже шантажировала его мной. Когда он с ней порвал отношения, ей пришлось бежать. Вот она и переехала в этот город.
- Ну и дела. Я думала, что все меня бросили. А вот Глория… надо же, - улыбнулась Эльза.
- Глория, да и все ваши там – за забором. Ждут возвращения твоего папы.
- А ты как осмелилась пройти?
- Это ещё история. Я когда такое от Глории услышала – не хотела верить. Пришла домой, зашла в Ольгин кабинет и взломала пароль на компьютере. Знаешь, что я там увидела?
- Догадываюсь, - тихо сказала Эльза.
- Ну, во-первых, я нашла договор, который Ольга составила с директором роддома. Там у меня даже имени нет. Я там значусь: «девочка – номер такой-то».
- Дина, Диночка, - у Эльзы заблестели слёзы.
- Это не всё. Помнишь Макса из нашего класса? Ну, Макс Вудс, он мне нравился?
- Тот, что в другой город переехал?
- Переехал. Он с матерью живёт здесь, на окраине, в трущобах. А у его отца был бизнес. У него была юридическая контора. Ольга уничтожила его, оклеветала, посадила в тюрьму. Все судьи, прокурор, приставы – её друзья. Так она делает свой бизнес. Так и с вами хочет поступить. Она хочет и вашу фирму, и ваш дом.
Из гостиной послышался смех Ольги, и звон бьющегося стекла.
- Дина, сиди здесь и не выходи, - сказала Эльза.
- Да, нам надо спуститься и посмотреть, что там происходит, - произнёс дядя Морис и вместе с Эльзой вышли из кабинета.
На диване в гостиной сидела Ольга. Она громко смеялась. Прокурора не было, но полицейский и приставы сидели рядом.
- А, Эльза! Привет! Как дела?
- Могло быть и лучше, если бы не вы, - как можно спокойнее ответила девочка.
- Твой дядя, как всегда молча, за тобой приглядывает. Жаль, у меня в детстве не было такого дяди, - сказала она и снова рассмеялась.
- Позвольте узнать причину вашего веселья? - спросил дядя Морис.
- Ваша прислуга. Они там – за забором. Вашего шофёра я только что упрятала на пять суток за хулиганство! – и Ольга опять расхохоталась.
- Всё, я больше этого не вынесу! – крикнула Эльза, - мне так хочется спрятаться от всех!
Эльза быстро побежала наверх. Морис только успел заметить у неё в руках альбом, с которым она не расставалась.
- Эльза! Не делай этого!- крикнул он, - ты мне обещала!
Ольга, похоже, догадалась о том, куда побежала Эльза, и бросилась за ней.
- Да, Эльза, да! И я с тобой! Давай вместе убежим! Я тоже хочу на море!
Она кричала, хохотала, но не смогла открыть дверь комнаты, в которую только что забежала Эльза.
- Открой дверь! – кричала Ольга, - открой немедленно!
Но Эльза этого не слышала. Влетев в комнату, она села в мамино кресло и открыла страницу альбома, на которой было написано: «Любовь всегда права».
Слёзы лились из её глаз. Эльза чувствовала обиду, своё бессилие и злость, похоже на весь мир. Потом она плакала от жалости к девочке «номер такой-то», уткнувшись в подлокотник кресла, Эльза изливала свои чувства слезами. Вволю наплакавшись, девочка решила осмотреться, её со вчерашнего вечера немного интересовала эта страница альбома. Это было удивительное место.
Малиновое кресло стояло в прозрачной беседке. Эта беседка была из стекла или хрусталя, и поэтому солнечный свет переливался разными цветами, отбрасывая во все стороны радужных зайчиков. Большой круглый купол беседки поддерживали тонкие высокие колонны. Прозрачные стены беседки были не выше метра, но выхода из беседки не было. Эльза посмотрела вокруг. Это были пески пустыни, ни деревца, ни оазиса, только белые пески.
- Ну и где права любовь? – прошептала Эльза. Она чувствовала новую волну ярости, которая подкатывала к сердцу.
- Это не справедливо! – кому-то крикнула она.
В этот момент пески зашевелились, и превратились в зелёный прохладный сад. Эльзу это удивило. Теперь хрустальная беседка стояла в саду, но выйти из неё было нельзя. У девочки снова потекли слёзы. Она чувствовала сильную и горькую обиду.
- Это не справедливо, - всхлипывая, тихо сказала она, - мама умерла, папе нет до меня дела, те, кого считаешь друзьями – злые.
Сад вокруг беседки поплыл туманом и картина изменилась: ярко-зелёная долина, одинокие, бурно цветущие дикие вишни, а вдали – красивая, высокая гора, украшенная снеговой шапкой.
«Красиво», - подумала Эльза, - может, здесь обитает любовь? Интересно, почему у беседки нет выхода?»
Девочка смотрела вокруг и любовалась красотой. Слёзы ещё текли по её щекам, но она сама уже не понимала почему: то ли от жалости и боли, то ли от злости и бессилия. Тут ей пришла в голову мысль, что эта местность очень похожа на Японию.
- Япония… папа… он… любит меня, - прошептала Эльза.
Эта мысль светлым лучом вонзилась в её сердце, а японский пейзаж стал меняться. Теперь хрустальная беседка стояла посреди океана. Во все стороны не было видно ни клочка земли. Эльза любила море. Она уже не плакала.
- Океан… море… мама меня тоже очень любила, - тихо сказала она, даже не понимая, откуда в её голове появилась такая мысль.
Солнце ярко светило, океан был красив и совершенно спокоен.
- Любовь всегда права, - задумчиво проговорила Эльза и посмотрела в небо.
Пейзаж опять изменился. Теперь беседка стояла на зелёной поляне. Вокруг росли высокие деревья, а посреди поляны лежал огромный серый камень. По всему было видно, что он тут лежит давно, и его бока поросли мхом. Эльза услышала слабый треск. Она всмотрелась, и увидела, что на камне появилась трещина. Сверху, чуть выше середины. Девочке стало любопытно, и она всмотрелась ещё внимательней. Ждать пришлось недолго. После очередного приглушенного звука из трещины потекла прозрачная вода.
- Да. Любовь не только всегда права, но и… сильна, - зачарованно прошептала она, вглядываясь в сверкающую на солнце струю, стекающую по серому камню и разбрасывающую капли, как жемчужины.
- Я тоже их люблю. Всех люблю. И маму, и папу, и Анну, и дядю Мориса – всех!!!
Эльза закрыла альбом. Покидая мамину комнату, девочка ощущала покой на сердце. Когда она открыла дверь, на неё буквально свалилась кричащая Ольга. Разъярённая женщина ворвалась в комнату и уселась в кресло. Следом за ней вломились все сопровождавшие её лица. Ольга прыгала на кресле, била его кулаками, кричала. Сопровождавшие её мужчины молча встали рядом с ней. Эльза обернулась и закрыла дверь. Она пошла в папин кабинет, где её ждали Дина, Анна и дядя Морис.
- Я уже начал волноваться, - сказал дядя, - где ты была?
- Любовь всегда права! – сказала Эльза улыбаясь.
- Ты, наверное, не слышала тех проклятий, которые кричала Ольга, - сказал он и тоже улыбнулся.
Крики и стук мебели разносился на весь дом.
- Она не знает самого главного, - тихо сказала Эльза и погладила рукой альбом.
- Да, альбома у неё нет, - сказал Морис.
- Всё, с меня довольно! – вскипела Дина, - я сейчас пойду, и всё ей выскажу!
Лицо Дины раскраснелось, она решительно вышла из кабинета и направилась в сторону комнаты, в которой бесновалась та, которую она до недавнего времени считала своей матерью. Эльза и дядя пошли за ней. Дина резко открыла дверь, но в комнату не вошла.
- Ты – мерзкая, злобная жаба! – крикнула она Ольге.
- А-а-а, доченька. Что ты тут делаешь?
- Не ври, я тебе не дочь! Так вот каким образом ты свой бизнес делаешь?
- Дина, о чём ты? – злобно шипя, сквозь зубы сказала Ольга.
- Ты знаешь, о чём! – гневно крикнула Дина.
- Да! Я давно хотела прибрать к рукам этот бизнес. Я ночей не спала! И я раздавлю эту семью, и тебя вместе с ними, если ты встанешь на моём пути!
- Так ты раздавила семью Макса! Я всё знаю! Ты – отвратительна! Я тебя ненавижу! Ты мне не мать! – крикнула Дина и хлопнула дверью, - приятных путешествий…!
Эльза, которая стояла рядом, открыла альбом с конца, и была удивлена тем, что открылась самая последняя его страничка. Та, которая, как она думала, никогда не откроется. Там, на синем фоне, из бело - розовых лепестков были выложены красивые облака. Они были как настоящие, и даже, казалось, слегка клубятся. Между облаками красивым почерком было написано: «БЕССМЕРТИЕ».
В комнате за закрытой дверью что-то зловеще загрохотало, из-под двери блеснул синий свет, потом жёлтый, потом красный…, и настала тишина.
Дверь в комнату медленно открылась как, будто от лёгкого ветерка. Эльза и Дина удивлённо вошли в комнату. Следом за ними туда вошли дядя Морис и Анна. А удивиться было чему. В комнате не было никого. Ни орущей Ольги, ни прокурора с помощниками, ни начальника полиции, ни злобных приставов – никого. Малинового кресла тоже не было, оно исчезло, да и вся комната преобразилась. Она стала больше, светлее. Посреди комнаты, на невысоком подиуме, стоял большой белый рояль. В комнате стояло несколько мягких кресел и пара небольших диванов. А на окнах цвели орхидеи.
- А где люди? – спросила Анна, - где Ольга?
- Они путешествуют, - спокойно ответила Эльза, закрыла альбом и села за рояль. Она дотронулась до клавиши пальцем и комната тут же наполнилась чудесным звуком.
- Всегда мечтала научиться играть на рояле, - вздохнув, сказала она и стала медленно перебирать пальцем клавиши инструмента.
- Комната мира! – завороженно сказал Морис. Он ещё был очень удивлён.
- Что? Что вы сказали, дядя? – переспросила Эльза и перестала играть.
- Эта комната… - комната мира. Смотри, Эльза, комната дала возможность тебе повидать мир, побывать в удивительных местах земли. Судя по твоим рассказам, комната не давала беспокоить тебя посторонним. Таким образом, в этой комнате ты увидела, можно сказать, целый мир.
- Да, - согласилась Эльза, - целый мир.
- Ещё, - продолжил дядя Морис, - эта комната дала тебе, как я понял, другой мир.
- Как, другой? – удивилась Дина, - какой?
- Можно сказать и так, - удивлённо прошептала Эльза.
- Мир в душе и сердце. Вещь редкостная в наше время и непростая. Эти путешествия безмолвно научили тебя, милая девочка, важным истинам. А знание этих истин, дало покой твоей душе.
- Вы правы, дядя Морис, - прошептала Эльза. – Вы опять правы.
- Это ещё не всё. Честно говоря, я не понимаю, что тут произошло, и почему тут так всё изменилось, но эта комната, каким-то известным только ей способом, спасла нашу семью от беды. А если подумать, может и не только нашу. Неизвестно, сколько ещё зла могла причинить эта компания людям.
- Она принесла мир… - завороженно прошептала Эльза.
Все находящиеся в комнате сидели тихо и думали о сказанном. Тишину нарушили шаги в холле и знакомые голоса. Эльза, дядя Морис, Дина и Анна выскочили из комнаты, чтобы посмотреть, кто бы это мог быть. Их удивление сменилось радостью: через парадную дверь в холл входили горничные, управляющая, гувернантки и повара. Через открытую дверь были видны охранники, которые закрывали главные ворота.
- Дверь была открыта, - улыбаясь сказала Глория, - мы подумали, что в этом доме для нас найдётся работа. Мы не ошиблись адресом?
Эльза не могла говорить от радости. Она открыла рот и только кивала головой. Потом она подошла к поварихе и обняла её. Добрая женщина похлопала девочку по плечу.
- Мисс Эльза, можем ли мы приступить к своим обязанностям? – спросила она.
- Да – да. Милая Глория, и вы, вы все… ах, как я рада, что вы все здесь, снова со мною…, - Эльза с трудом подбирала слова. Она улыбалась, а из её глаз текли слезы.
Девушки – горничные слегка поклонились и стали подниматься по лестнице на верхний этаж. Глория пошла на кухню, и уже через несколько минут оттуда потянуло чем-то очень вкусным. Эльза и Дина вышли на улицу. Дина молчала, а у Эльзы не было слов, которые подошли бы для неё.
- Вот, если бы и мне дали хоть немного того мира… - задумчиво сказала Дина.
Эльза обняла подругу.
- Знаешь, Дин, я не знаю, что надо говорить в таких случаях. Всё произошло так быстро, странно. Я даже не уверена, что об этом кому – нибудь можно рассказать, но я убеждена, что всё будет хорошо. Помнишь: «величие - в малом»?
Приближался вечер. Девочки вместе шли по дорожке вокруг дома и вдруг обе остановились как вкопанные. Это было удивительное зрелище: вся альпийская горка была покрыта цветущими эдельвейсами. А через час во двор въезжал чёрный «Мерседес». Водителя, из-за отсутствия обвинений, отпустили, и он успел встретить в аэропорту директора фирмы.
- Папка! – крикнула Эльза и бросилась к нему. Отец схватил девочку на руки и крепко обнял.
Как потом оказалось, он был в курсе всех событий: управляющий фирмы постоянно информировал его обо всех проблемах. А когда Ольга с компанией вторглась в его дом – прервал командировку.
За ужином Эльза познакомила папу с Диной, и он разрешил ей остаться в их доме. Потом он выслушал все подробности истории от Эльзы, потом от Дины, от дяди Мориса, Анны, Глории. Он зашёл в комнату и молча удивился изменениям. Пролистал альбом, вчитываясь в каждую страничку и разглядывая каждый рисунок. Потом, когда все улеглись спать, долго говорил с Морисом в своём кабинете.
*******
Дорогой мой читатель, это в общем-то конец сказки. Но я уверен, что тебе, смело дошедшему до конца, хотелось бы немного узнать о том, как сложилась судьба героев.
Что ж, я расскажу тебе!
В компьютере и в сейфе у Ольги нашлось достаточно фактов и доказательств, чтобы обвинить её в мошенничестве, и снять обвинения с невиновных. Ольгу и прочих, которые были с ней, объявили в розыск, их посчитали сбежавшими. Джима Вудса выпустили из тюрьмы, а Дина, как единственная наследница Ольги, отдала ему фирму, которую у него отняли. Дина снова встретилась с Максом, и их дружба стала ещё крепче.
Чтобы Дину не отправили в приют для сирот, дядя Морис предложил стать её официальным опекуном до совершеннолетия. В оформлении этого сложного дела он попросил помощи у своего старого друга из Германии. Почётного Члена Палаты по защите прав человека при Организации Объединённых Наций Артура Хольца. В присутствии такого влиятельного человека местные чиновники не стали чинить препятствий, и дядя Морис, к величайшей радости Дины, стал её опекуном и временно управляющим делами риэлтерской фирмы, которая ранее принадлежала Ольге.
Дядя Морис ушёл из миссии. На вопрос директора, он сказал о том, что теперь его миссия здесь. Зачем ехать на другую сторону планеты и говорить там о любви Бога, или о мире, когда рядом с тобой живут люди, которые тоже хотят это услышать, ощутить и получить.
Отец Эльзы предложил дяде Морису хорошую должность у себя на фирме. А буквально через неделю после этого, Морис сделал предложение руки и сердца Анне. Свой выбор он объяснил тем, что увидел в ней доброго и верного человека. Анна, конечно, согласилась. Была красивая свадьба, на которой Эльза и Дина были подружками невесты, а через год у Мориса и Анны родился мальчик.
Эльза была счастлива, она научилась играть на рояле, а под окном, на альпийской горке всё лето напролёт цвели эдельвейсы.

*** однажды маленькая девочка вошла в комнату и села за большой белый рояль. Она стала неумело перебирать пальчиками по клавишам. Вся комната наполнилась удивительно чистым и красивым звуком…. но, мой друг, это уже другая история.
*** друг мой, в этом мире много комнат. Печальных, грустных, скучных и страшных – есть разные комнаты. Ищи комнату Мира! А если её нет нигде рядом, постарайся найти её у себя в душе. И когда найдёшь – пусть мир светит из тебя для всех людей, которые рядом с тобой. И помни: истинное величие всегда в малом, а любовь всегда права.


<- Предыдущая сказкаСледующая сказка ->
Уважаемый читатель, мы заметили, что Вы зашли как гость. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.


Другие сказки из этого раздела:

  • Храм Золотой Змеи
  • Продавец цветов
  • Роза и шипы
  • Главоры
  • Огонь и Влда

  • Распечатать | Подписаться по Email

     
     
     
    Опубликовал: vklushin77 | Дата: 31 мая 2011 | Просмотров: 2859
     (голосов: 2)

     
     
    Авторские сказки
     

     
     
     
     
    Нужна ли информация на странице со сказкой о том, где можно купить книгу с данным произведением?

    Да, я обязательно буду пользоваться услугами магазинов для покупки книг с понравившимися сказками.
    Да, возможно, я изредка воспользуюсь этой информацией для покупки книг.
    Затрудняюсь ответить понадобиться ли мне подобное нововведение. Поживем - увидим.
    Нет, скорее всего я не буду пользоваться этой функцией.
    Нет, я не пользуюсь услугами интернет для покупки книг.
     
     
     
     
     
    Главная страница  |   Письмо  |   Карта сайта  |   Статистика
    При копировании материалов указывайте источник - fairy-tales.su